Ваш город: Ханты-Мансийск
Ваш город:
Ханты-Мансийск (Ханты-Мансийский автономный округ)
Нет
Да

Страница авторизации

Портал в тестовой эксплуатации
logo

Миссия – "убить фастфуд!"

Социально-преобразующие инвестиции из года в год играют все более и более важную роль в развитии социального предпринимательства в России. В 2016 году силами Правительства Ханты-Мансийского автономного округа и Фонда "Наше будущее" был запущен пилотный проект "Социальные инвестиции". Суть его – в привлечении инвесторов к финансированию и развитию успешных социально-предпринимательских проектов. В итоге восемь социальных предприятий региона нашли себе финансовых бизнес-партнеров. Наш корреспондент побеседовал с Сергеем Пугаевым, ставшим инвестором одного из проектов.

Сергею 33 года, предпринимательской деятельностью он занимается с 26 лет. Участвовал в трех пилотных форумах, на которых были представлены инвестиционные проекты социальных предпринимателей Югры. В итоге Сергей Пугаев не только вложил деньги в проект, но и активно включился в его развитие.

Сергей, расскажите о проекте, который привлек ваше внимание.

Проект связан с производством продуктов правильного питания. Называется "Ботаника". Его автор – девушка Виктория из Нижневартовска. На момент, когда она обратилась за инвестициями, ее проект существовал уже несколько месяцев и начал приносить доход. Мы с ней познакомились в октябре 2017 года, а в ноябре я провел первый денежный транш. Я инвестировал в проект, чтобы он мог масштабироваться. За четыре с небольшим месяца мы упаковали проект в полноценную франшизу и начали ее реализовывать: проданы первые две франшизы – в Сургут и Самару. Также ведутся переговоры еще с несколькими городами: порядка восьми человек стоят в очереди на покупку нашей франшизы. Я вошел в состав учредителей и получил долю в уставном капитале. В определенный момент мы с Викторией, автором проекта, поняли, что тех денег, которые планировали внести изначально, не хватит. Тогда мы привлекли еще одного инвестора – моего знакомого и партнера. Соответственно, теперь в проекте два инвестора плюс автор.


Теперь что касается содержания проекта. Это функциональное питание. Мы производим смузи из свежих овощей и фруктов – по определенной авторской рецептуре, которую мы сейчас патентуем. Плюс добавки – так называемые "суперфуды", которые придают дополнительные свойства и характеристики, например семена чиа и спирулина. Это органические растительные продукты, которые обладают уникальными свойствами. Скажем, у нас есть смузи, которые содержат до 80% от дневной нормы ключевых витаминов. Кроме того, есть продукты с микроэлементами, которые в ином виде трудно получить, например с омега-3. Все наши продукты производятся только из растительных компонентов – ничего животного, поэтому их покупают и вегетарианцы. У нас есть десерты – без сахара, без лактозы – безопасные, полезные и в то же время вкусные.

Что вы упаковали во франшизу?

Мы продаем технологию и даем рецепты. В каждом городе, куда уходит франшиза, организуется одно или несколько производств. Дело в том, что срок годности нашей продукции – 48 часов. Можно было бы сделать и 72 часа, но несколько портится товарный вид: попробуйте оставить смузи в холодильнике на 2–3 дня – он не испортится, но начнет окисляться. Поэтому производство должно находиться рядом с потребителями. Таким образом, распространяя нашу франшизу, мы делаем здоровое функциональное питание более доступным и создаем новые рабочие места.

Чем вас привлек данный проект?

Во-первых, он уже работал. Это не были какие-то абстрактные идеи от соискателя инвестиций в розовых очках, который скачал в интернете бизнес-план и пришел к инвестору как к банкомату. У проекта уже была опробованная на практике бизнес-модель. И я увидел, что она не только работает, но и может быть масштабирована, что и стало ключевым фактором для совершения сделки.

Мне мало просто дать деньги. Я принимаю непосредственное участие в управлении проектом, вкладываю свой опыт и знания, поэтому пока выбрал только один проект и, пока не доведу его до ума, в другие инвестировать не планирую.

Расскажите о других представленных на инвестиционных площадках Югры проектах, о том, как в целом проходил этот конкурс.

На трех инвестиционных площадках Югры было суммарно представлено около 100 проектов. Это не очень много – по 30 проектов на площадку. При этом инвесторов на последней площадке было около 20. Тот есть на каждого инвестора пришлось в среднем по 1–1,5 проекта. Может быть, молодые предприниматели пока слабо верят в то, что можно найти человека, который готов поделиться деньгами и войти в проект. Может быть, просто недостаточно предпринимателей в нашем округе. Высокотехнологичных стартапов или связанных с производством было мало. Я думаю, что со временем, когда предприниматели увидят, что инвесторы существуют, что от этих площадок есть реальная отдача, работающих проектов станет больше.

Что вы можете сказать о социальной составляющей представленных проектов?

Примерно половина из 100 проектов были с ярко выраженной социальной миссией. Вообще, на инвестиционных площадках был отдельный день, посвященный исключительно социальным проектам. Более коммерческие были представлены в другой день. Потому что не только социальных предпринимателей надо к таким инвестиционным сессиям готовить, но и самих инвесторов. Я обучался в "Школе социального предпринимательства", которую проводили Фонд "Наше будущее" и Омский центр инноваций социальной сферы. Поэтому мне объяснять, что такое социальное предпринимательство, не нужно. А взять, допустим, среднего инвестора из Югры. Это человек, который всю жизнь занимается строительством, владеет десятками тысяч квадратных метров недвижимости. Ему скажи: "Социальное предпринимательство", – он вас засмеет: "В смысле "социальное"? В смысле "предпринимательство"?" Поэтому был отдельный день, где инвесторам все сначала рассказали, показали и объяснили: "Ребята, есть такой бизнес, который направлен на решение социальных проблем, есть такие бизнес-модели". Но все же по-настоящему интересных социально-предпринимательских проектов, повторяю, было маловато.  Был один крупный проект на 268 миллионов рублей – организация частного детского сада. Были варианты с бассейнами для реабилитации, спортивные детские центры. Был классный проект футбольного клуба "Искра". Но его автору, по сути, и инвестор-то был не нужен. Он пришел, рассказал о проекте и сказал: "Будет желание, давайте работать, а нет – так я и сам разовьюсь через годик-два". Некоторые инвесторы не входили учредителями в проекты, а просто выдавали небольшие займы – по 500–600 тысяч рублей.

Как предприниматель я начинал с аутсорсинга – трудоустраивал студентов. Когда проходил курс "Школы социального предпринимательства" в Омске, мне сказали: "Сергей, а ведь трудоустройство молодежи – это социальное предпринимательство". А я занимался этим уже четыре года. Я вижу два принципиально разных подхода: первый – когда люди по-настоящему хотят решать социальные проблемы; второй – когда "социальное предпринимательство" используется в качестве удобной вывески, как маркетинговая и PR-составляющая для получения преференций и субсидий. Но рано или поздно субсидии и гранты заканчиваются. Бизнес-модель, нацеленная на помощь от государства, долго не просуществует. Настоящий социальный предприниматель, в проекте которого и социальная составляющая – подлинная, и предпринимательство – не бутафорское, может работать и в Европе, и в России. Человек же, который маскируется под социального предпринимателя, даже в самой благоприятной среде долго не протянет. Поэтому, на мой взгляд, все-таки первична устойчивая бизнес-модель. Что это такое? Это когда есть постоянный приток клиентов и отлажены бизнес-процессы, как минимум.

В нашем новом проекте мы продвигаем здоровое питание – учим людей правильно есть, беречь свое здоровье и это автоматически помогает в решении многих проблем. Плюс у нас работают мамы с маленькими детьми. Но я как инвестор все же не ставил во главу угла социальную миссию. Мне важно было найти интересный проект и применить в нем свои деньги, опыт и знания. А вот автор проекта, Виктория, относится к нему по-другому: для нее важно научить людей питаться правильно, "убить фастфуд" или сделать "правильный фастфуд", как она говорит.

Прекрасный слоган – "Убить фастфуд!". Запоминающийся. А как бы вы сформулировали свою миссию как инвестор?

Построить компанию, которая с франшизой выйдет за пределы страны в течение ближайших трех – пяти лет. И при этом будет помогать людям решать проблему правильного питания.


Источник: http://www.nb-forum.ru/social/social_investing/missia-fastfood.html#ixzz5FAsk0y94
11.05.2018

Возврат к списку